Для меня поездка в Чаган была первая за много лет. Хотелось увидеть очень многое, и я даже не ожидал, что все получится. В мечтах было попасть в Чаган, увидеть Иртыш, Чаганку, родник, съездить в Курчатов, на «точку», где когда-то жил. Все это сбылось. Впечатления от поездки сильнейшие! Но все по-порядку.

Я приехал в Семипалатинск новосибирским поездом. На вокзале встречали Аркадий Васильев и Света Лазовская. После короткого отдыха на квартире Васильева мы поехали на завод. Владелец завода Юра Звезда организовал общую встречу чаганцев. В кафе завода вечером собрались все путешественники. Интересно было увидеть людей, о которых столько слышал раньше. Всего во встрече участвовали 15 человек: чаганцы-сибиряки, уральцы, дальневосточники и семипалатинцы. До поздней ночи просидели за разговорами, а утром начались сборы в Чаган.

 

В городок выехали к обеду на четырех машинах. Час пути и остановка на Чаганке. Трудно даже описать чувства, когда видишь родные места через тридцать лет. Чаганка та же, что и тогда: крутые берега, ручей с маленькими озерцами и буйные заросли вокруг.

Затем мы проехали в городок. Наш Чаган как Сталинград после битвы. Руины, руины, руины. По улицам не всегда можно проехать из-за обломков. Работа по разборке домов идет полным ходом. От школы осталась одна стена, от ГДО четверть здания. От моего дома только груда обломков. В принципе мы морально были готовы к этому, но все равно картина тяжелая.

 

Разбили лагерь и остановились на месте бывшего спортивного лагеря за Бодене. Место замечательное. Наверное, большинство народа помнит. Иртыш, место для купания, красивая природа, хорошая рыбалка. Там мы установили палатки, жили, общались и оттуда же совершали вылазки в цивилизацию. Так получилось, что все поездки из лагеря мы совершали группой «любознательных». Юра и Дима Шафраны, Сергей, Галя Шпаки и я.

 

Первая наша поездка из лагеря была в поселок Чаган. Регистрация у местной власти, выписка полигонных справок, встреча с чаганскими одноклассниками, посещение железнодорожной станции и школы. Кстати, школа в поселке правоприемник нашей: также  школа №24 города Семипалатинска. Там хранится и весь архив нашей школы. Если кому-то надо – обращаться именно туда.

После поселка проехали на родник и пляж нашего городка. Я когда-то бегал там на лыжах в спортивной секции. Кажется, знал каждое деревце, часто вспоминал эти места. От родника до центрального спуска все сильно изменилось: выгорело пожарами и поднялись молодые деревца. Дальше до Чаганки все по-старому. Старые узнаваемые деревья, устье Чаганки, обрывы. Моментом было чувство - как будто и не было тридцати лет, как будто никуда не уезжал… Поле над обрывами сильно заросло карагачом и кустарником.

Следующая вылазка была в 16 городок. Прямая как стрела бетонка, дальше кпп,   частично разрушенные казармы, штабы, склады и хранилища. Характер разрушений не такой сильный как в городке. Строения целые, нет только окон, дверей, и видимо внутренней начинки зданий. Стены и крыши, как правило, целые. Раньше в 16 городке была какая-то охрана, да и сейчас он кому-то принадлежит. Мы вышли на обе взлетные полосы. Они целые, только на стыках бетона пробивается трава. Мародеры в свое время разбирали рулежные дорожки, а сломать взлетные полосы им не дали.

Большим и важным этапом стоит наша поездка на Полигон. От Чагана до Курчатова на машине меньше часа пути. Трасса хорошая. Курчатов хоть и подвергся воздействию мародеров, но в основном живой. Нежилая и разграбленная стоит примерно пятая часть зданий, но кое-что уже восстанавливают.

Мы въехали в Курчатов с чаганским знаменем. Знамя, которое сделал Юра Шафран, красного цвета. Надпись «Городок нашей памяти Чаган» на трепещущем полотнище никто не видел. Появление в городе машины с красным флагом никого не оставило равнодушным. К нам со всех сторон потянулись курчатовцы. Интересовались, кого пикетируем и когда смена власти. Одна дама специально подъехала на машине чтобы запретить нам перемещение с флагом. Помогло только то, что до этого к нам уже подходила замначальника местной городской администрации и одобрила начинание.

 

 

В Курчатове мы видели штаб полигона – в\ч 52605, дом офицеров, гостиницу, где останавливался Курчатов. Видели дом Берии – там сейчас сделали церковь. Я узнал магазин, где мы всегда делали покупки, и когда-то малышом потерялся от мамы.

Из Курчатова дальше мы двинулись на «Тридцатку». Это место на Полигоне, где когда-то стояла наша «точка». По инструкции, которую дал мне отец, мы проехали 30 километров по трассе на площадку Ш. Потом свернули на проселочную дорогу и через несколько минут остановились: разглядеть в бинокль появившиеся впереди постройки. Я смотрел в бинокль на место, где прошло мое детство, и где не был 40 лет. Видел домики и животноводческую ферму. Узнавал и не узнавал – чувств целая буря.

Мы заехали на ферму: вот наши жилые домики, бывшая казарма – теперь конюшня, боксы для машин, кпп. В стороне,  где была стартовая позиция - какие-то бугры земли. Побежал туда – точно. Вот окопы пусковых установок. В центре укрытие станции наведения ракет, выложенное, как и раньше, камнем-плитняком.

 

На месте моей «точки», после ухода военных, сделали отделение совхоза. Затем фермерское хозяйство. Живут другие люди, все уже по-другому. Но самое главное – эта «точка» в степи не брошена, жива. Приносит какую-то пользу людям. Я рад этому. Пусть она живет и процветает.

Я мог бы еще написать и как мы искали агаты, строили памятник городку Чаган,  как вечерами в лагере вели долгие разговоры и многое другое. Но, думаю, пусть и другим останется о чем рассказать. Последнее, что хотел бы отметить – очень дружелюбное отношение казахов. За все время путешествия нам встречались только такие люди. Думаю, это очень важно.